Гордон Олпорт и диспозициональное направление

 

 

главная        биография        проприум        о зрелости       словарь

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

      

    

Инфекционные болезни и психическое расстройство

 

    Кроме суставного ревматизма еще целый ряд острых инфекционных заболеваний в состоянии вызвать душевные расстройства, а именно — брюшной тиф, оспа, пневмония, инфлуэнца, рожа головы, сыпной тиф, далее скарлатина, корь, коклюш, септические заболевания, перемежающаяся лихорадка. Причинная связь может при этом быть, как нам кажется, весьма различной. Прежде всего надо иметь в виду действие ядов, вызванных распространившимися в организме болезненными возбудителями или же результат расстройства обмена веществ. Таково происхождение той группы расстройств, которую мы обыкновенно объединяем под названием лихорадочный делирий. В особенно тяжелых случаях тифа и оспы те же явления развиваются до повышения температуры, в таких случаях болезнь получает название “инициального делирия”. Далее, эти расстройства могут привести при суставном ревматизме к менингитическим, а при тифе, инфлуэнце, оспе — к энцефалитическим заболеваниям, которые наряду с бредовым расстройством сознания вызывают также расстройства очагового характера и судороги и являются очень опасными не только для здоровья, но и для жизни; в результате они, обычно, оставляют за собой состояния длительной душевной слабости. Наконец, в медицине встречаются случаи совершенно иного рода, когда психические заболевания развиваются после падения лихорадки и продолжаются долгое время. Дело идет здесь либо о бурно протекающем, связанном с живыми обманами чувств, делирии, либо о состояниях спутанности, расстройстве настроения и состояниях слабости в связи с бредовыми идеями или без таковых, которые лишь постепенно исчезают. Причину в первом случае, быть может, следует искать в рассасывании возбудителей болезни, во втором — в продолжающемся действии лишь медленно восстанавливающихся повреждений, вызванных болезненными ядами. Так должен быть объяснен и разобранный нами случай.

 

    Чтобы привести вам еще пример из относящихся сюда многообразных картин психопатических состояний, я демонстрирую вам 50-ти летнюю женщину, которая равнодушно сидит здесь и отвечает усталым, тихим голосом. Она знает, что находится в больнице, что мы — врачи , но не может определить, сколько времени она здесь и как она сюда попала. Она болела рожей лица, которая перешла на голову; тогда она была совершенно без памяти и не знает, что случилось дальше. Она рассказывает, что слышала голоса, видела разные вещи, но подробнее ничего рассказать не может, разве только что птицы летали. Больная с трудом понимает, долго раздумывает над самыми обыкновенными вопросами, напр. о возрасте, о дне рождения, месяце, дне, отвечает колеблясь и односложно, часто неверно и неуверенно. Она не считает себя больной. Требования она исполняет лишь после настойчивых повторных напоминаний. Настроение несколько угнетенное, плаксивое, но в общем достаточно тупое. О развитии болезни нам известно, что эта женщина происходит из здоровой семьи и сама была здорова до того, как она 3 недели тому назад заболела рожей головы и попала в больницу. Тут внезапно появилась большая сердечная слабость, в то же время больная стала утверждать, что она умерла, перестала есть и ее пришлось кормить через зонд. После второго приступа рожи температура 14 дней тому назад резко опустилась до 35,8, здоровье ее ухудшилось и больная стала совершенно безучастной и спутанной и начала галлюцинировать.

 

    Картину, которую сейчас представляет больная, нельзя свести ни к одному из ранее разобранных нами состояний. Правда, существует некоторое сходство с меланхолией, но, с одной стороны, доступная для разговора больная заметно спутана и не ориентирована, с другой — отсутствует ясное эмоциональное расстройство и, наконец, в ее волевых проявлениях выступает на первый план не столько заторможенность и связанность, сколько некоторая вялость. Этот случай также не может быть введен в рамки раннего слабоумия. Резко выраженная несознательность и дезориентировка встречаются лишь в начале этой болезни и сопровождаются резкими колебаниями тоскливого настроения и почти всегда отчетливыми слуховыми галлюцинациями, о которых мы получаем точные сведения от больных, сохраняющих способность хорошего понимания. Кроме того, у нашей больной совершенно отсутствуют свойственные раннему слабоумию своеобразные симптомы и расстройства воли. В виду всего сказанного, мы в данной картине психопатического состояния, даже не зная истории болезни, не можем усмотреть ни одной из ранее рассмотренных форм душевного расстройства.

 

    Напротив, общий душевный паралич, в одинаковой степени поражающий область усвоения восприятий, мышления, памяти, чувствования и действия, говорит лишь о том, что здесь имело место распространенное повреждение, оказавшее влияние по всем направлениям. В виду того, что отсутствуют признаки более грубой мозговой болезни, нам остается при данных обстоятельствах с некоторой вероятностью принять предположение, что здесь предшествовало острое соматическое заболевание. В действительности мы к этому предположению пришли с меньшей затратой труда благодаря показанию самого больного, но мне хотелось вам показать, что в крайнем случае мы пришли бы и самостоятельно к тому же.

 

    Важно это обстоятельнее потому, что предшествовавшее соматическое заболевание далеко не всегда является причиной психического расстройства. Мы чрезвычайно часто наблюдаем, что приступы маниакально-депрессивного психоза, раннего слабоумия случайно обнаруживаются после соматических заболеваний. Само собой разумеется, что в подобных случаях обратное заключение о вызывающей причине, как мы видим из клинической картины, будет неправильным. Совет врача: нам не следует в таких случаях из причин возникновения болезни делать какие-либо выводы о дальнейшем течении и исходе болезни; как это можно было сделать у нашей больной. Если мы уверены, что причиной психоза явилась только рожа, как нас в этом здесь убеждают кроме анамнеза еще и особенности клинической картины болезни, мы можем с определенностью предсказать быстрый и счастливый исход ее. Лечение, главным образом, должно свестись к постельному содержанию и к возможно усиленному питанию.

 

    Этот случай должен вам показать, насколько важно различать действительные причины болезни от видимых. В начале клинической деятельности легко развивается склонность психотерапевта всевозможные явления, предшествовавшие заболеванию, ставить с ним в причинную зависимость. Таким образом возникает существующее не в одной только психиатрии положение, что определенная болезнь может быть вызвана целым рядом разнообразных вредных влияний и, далее, что одинаковые причины вызывают разнообразные заболевания. Эта расплывчатость учения о причинах особенно затрудняет распознавание и определение границ естественных форм болезней. И в изучаемой нами области это обнаружилось весьма поучительно. Наступающие после инфекционных заболеваний состояния спутанности прежде не различались от картин болезней, имеющих с ними лишь внешнее сходство и принадлежащих к раннему слабоумию и маниакально-депрессивному психозу. Более того, все эти формы были объединены под одним, созданным Meynert'ом, именем галлюцинаторной спутанности или “Amentia”. Последствием этого было, что предсказания дальнейшего хода болезни стали совершенно невозможны. Подобным образом были смешаны некоторые инфекционные состояния слабости со ступорозными формами, так как их точно также часто наблюдали во время течения обоих только что названных болезней. Говорили о “ступоре истощения” или “ост¬ром слабоумии”. Тщательная оценка причинной зависимости и клинической картины болезни делает возможным выделение в этих сборных понятиях отдельных составных частей и назначение правильного лечения с назначением лекарства.

 

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

 

психологическая помощь Консультации и психологическая помощь психолога

Москва, кабинет
психолога Помощь психолога, психотерапевта (Москва): Психологическая консультация. Психотерапия. Психоанализ

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

 

Читайте в Образовательном Проекте "Psy4.ru":
 

Зигмунд Фрейд и психоанализ

Альфред Адлер и индивидуальная психология

Карл Густав Юнг и аналитическая психология

Эрик Эриксон и эго-психология

Эрих Фромм и гуманистическая психология

Карен Хорни и социокультурная теория

Абрахам Маслоу и гуманистическая психология

Карл Роджерс и феноменологический подход

Б. Ф. Скиннер и бихевиоризм

Д.А. Келли и когнитивное направление